| регистрация
логин

пароль

войти через соцсеть
Скотный двор

Улицы оборванных поводков

Почитайте эти новеллы своей собаке. Вот увидите, она будет слушать их внимательно, время от времени поворачивая голову и делая удивленные глаза в наиболее напряженных моментах сюжетов, придуманных и просто подсмотренных профессиональным кинологом, ветераном подразделения антитеррора «Альфа» Андреем Поповым. Не удивлюсь, если ей будет смешно, когда будет смешно Вам. Все эти новеллы – о непостижимой красоте и нелепости каждого прожитого дня. Милиционеры, ученые, новые русские, студентки, инструкторы – спецназовцы, бомжеватые обыватели, преступники. И жизнь их, как и наша с вами, интересна и сама по себе, и в связи с тем, что так или иначе она связана с собаками, зависит от собак, посвящена собакам. И настолько точны в своих самых мелких душевных движениях люди, живущие в этой книжке, насколько виртуозно созданы характеры собачьи.

26 ОКТ. 2015 | 14:29

Морда и Купер

В одной стране, в одном городе, жили собаки. Жили они у разных людей, и сами были разные и по породе, и по характеру. Да и люди, у которых они жили, тоже не были похожи друг на друга. Можно сказать, что совсем не были похожи.

ОТ ЛИЦА ПРОФЕССИОНАЛА

"Когда мы были маленькими, было много хороших книжек. О дружбе, любви, строительстве светлого будущего. И о наших верных друзьях. Такие тогда были времена. Времена изменились. Мы выросли, растут наши дети. Но куда-то пропали книги о дружбе, любви, строительстве светлого будущего. И о наших верных друзьях. Но вот пару лет назад на съемках передачи "Диалоги о животных" появился человек с бельгийской овчаркой. Звали его Андрей Попов. Тогда он совсем не напоминал будущего "инженера человеческих душ". И не только человеческих. Наверное, потому, что его профессия не позволяет раскрывать душу первому встречному. Потом я встретил его уже в редакции журнала "Друг". Андрей скромно предложил прочесть его рассказик – и если он не совсем плох, напечатать в журнале. Не без боязни я начал читать – сначала по-редакторски, пробегая текст глазами по диагонали, потом внимательнее, затем вслух и через пять минут вместе со мной хохотала уже вся редакция. Это были приключения знаменитых теперь Купера и Морды. И вот еще что. Только на первый взгляд кажется, что то, что пишет Андрей Попов - о наших верных друзьях. На самом деле пишет он о людях. О любви, дружбе – так, какими они бывают сегодня. Можно сказать, что и тему строительства светлого будущего у него можно найти, правда, герои Попова строят его теми методами, какими это самое будущее можно строить сегодня. Понятно, что без юмора об этом писать невозможно. Но это и к лучшему. В общем, прочтите, и сами все поймете. " (Иван Затевахин).

В одной стране, в одном городе, жили собаки. Жили они у разных людей, и сами были разные и по породе, и по характеру. Да и люди, у которых они жили, тоже не были похожи друг на друга. Можно сказать, что совсем не были похожи. Все у них было разное: как жили и что говорили, что думали и о чем. Но в одном их жизнь была схожа: очень они любили своих собак, а те, в свою очередь, обожали своих хозяев. И было бы, наверно, странно, если бы они когда-нибудь не встретились…

МОРДА

"До чего же неуютный и холодный кабинет, здесь даже лапу негде задрать, да что лапу, здесь и погрызть толком нечего, разве что вот плинтус попробовать отодрать", - так думал про себя пятилетний английский бульдог по кличке Морда, хозяин которого только что переехал в новый офис. Ворчал Морда столько, сколько помнил себя, но всегда берег нервы, потому что услышал от знакомой таксы, что они плохо восстанавливаются. Памятуя об этом, он, чтобы успокоиться, начал думать о тех положительных моментах, которые сумел заметить. Так, например, вместо кадки с фикусом, которому он время от времени не давал засохнуть в старом офисе, появился кожаный диван с мягкими подлокотниками. На диване было очень уютно лежать и наблюдать за сползающими по кожаной обивке слюнями. Также радовала секретарша, которая появилась взамен кошки. Секретарша была молода, стройна и приятно пахла. А самое главное - она боялась Морду так же, как и кошка в старом офисе. Даже больше. Морде это очень нравилось, и он не упускал случая рыкнуть и полюбоваться, как девушка начинает быстро перебирать своими длиннющими ногами на высоких шпильках. А один раз она споткнулась и шлепнулась на пол, разбросав свои ноги по всему кабинету. Розовая мини-юбка хорошо смотрелась на белом ковролине, и Морда, как эстет аглицкой крови, не мог этого не отметить. Впрочем, зрелище заинтересовало не только Морду, но и всех, кто был в это время на совещании. В этот день Морда заснул с особенно обостренным чувством выполненного долга.

В новом офисе Морда недоумевал: куда делся его любимый фикус?
В новом офисе Морда недоумевал: куда делся его любимый фикус?

"Ну, все-таки, где же фикус? Неужто и вправду забыли?" - Морда в очередной раз обнюхивал кабинет, пытаясь найти заветную кадку.

Хозяин Морды - сорокалетний бизнесмен приятной и упитанной наружности Картофелев тоже думал о переезде и беспрерывно расхаживал при этом по кабинету: "Да, престижно, современно, но как же дорого! Вот оказия, фикус забыли взять! А диван ничего, хорош, упругий такой, кожа мягкая … Секретарша. …Кстати, неплохой у ней парфюм, надо бы спросить, как называется - жене купить, а то душится - не поймешь чем, да и с точки зрения конспирации правильно.… Ну как же я фикус-то забыл! ". Бизнесмен был не совсем доволен переездом не только из-за фикуса. Теперь офис располагался уж больно рядом с домом. Удобно, скажете вы. Ан, нет! Удобно, когда не женат или женат и жена работает. А, как вы понимаете, дожить до сорока лет, иметь холдинг и остаться незаарканенным вряд ли кому удастся, ну а жену при этом отправить работать - это вообще глупая фантазия. Короче говоря, теперь вероятность появления супруги в разгар рабочего дня стала намного выше, а это не всегда в радость, скажу я вам. Не верите? Спросите у знакомых, кто это уже испытал. Они вам расскажут!

Но были обстоятельства, которые все-таки заставили бизнесмена решиться на переезд. Это был - бизнесмен Бугристов, но чаще его называли Бешеный.

Лет десять назад, когда будущий холдинг представлял из себя арендованную комнатушку в полуподвальном помещении и ржавый жигуль, Бугристов еще не был Бешеным и отзывался на простое человеческое имя. Был он тогда партнером Картофелева и его сотоварищем. Вместе они и бизнесом занимались, и по девкам бегали. Но как это, к сожалению, и бывает, вместе с бизнесом росли и противоречия в решении некоторых организационных вопросов. А началось все со спора, что фирме важнее: купить компьютер или спортивный тренажер, как настаивал Бугристов. Сразу на все денег ну никак не хватало. Победил Бугристов, втихаря забрав из кассы всю наличку и торжественно приехав через час обратно с новеньким тренажером. Дальше – больше. В итоге разделились они и стали злостными конкурентами. И может быть, вышло бы все по-другому, если бы не жена хозяина Морды - Полина. Ну, не любил ее Бугристов и всячески отговаривал своего, тогда еще друга, на ней жениться. Говорил, что лучше срок отмотать, чем на такой лахудре жениться. А не любил он ее за мерзкий двуличный характер и стервозную натуру. Понятное дело, что и она в долгу не оставалась и хаяла Бугристова при каждом удобном случае. Короче говоря: ночная кукушка кого хошь перекукует. Добилась она своего. Было это давно, но никто ничего не забыл, и отношения оставались такими же тесными, только вот полярность у них поменялась.

Вот вы думаете, что битьем стекол занимаются только пионеры и то во время летних каникул? Обывательские разговорчики, уверяю вас! Грешат этим и люди почтенного возраста, которые полагают, что когда на улице минус двадцать, нет лучшего аргумента в споре, чем пара кирпичей, запущенных в окно. Картофелев знал это не понаслышке. Но теперь окна его кабинета были не на первом этаже, а аж на четырнадцатом, а это значит, что Бугристову вряд ли удастся повторить свой любимый номер, но валенки с шапкой ушанкой по привычке были в шкафу бизнесмена. Так, на всякий случай.

КУПЕР

"Опять все вокруг поехало! – размышлял про себя американский стаффордширский терьер по кличке Купер.- Не, ну в натуре никак я не прочухаю! Вот сажает меня Хозяин в этот домик с темными стеклами и тут начинается! Всё как побежит вокруг, а потом как остановится, а решетка, ну та, что не дает мне хозяина лизнуть, как даст по башке! А потом опять все с начала! Я сначала сильно нервничал, ну прикинь сам, ты на месте, а все вдруг убегает! Ну, фиг с ними, с деревьями, заборами там всякими, но наш-то дом тоже уматывает, а там же моя миска с кормом!!! Кошмар!!! Чтоб мне век в наморднике ходить! Потом прибежало, незнакомое все такое. Хозяин куда-то ушел, пришел через два дня. Веселый, песни поет, из домика меня этого выпустил, на четвереньках за мной побегал, за ухом почесал, морду мне всю облизал. Просто Ташкент какой-то! Правда, недолго мы так забавлялись. Как он только в машину заглянул, так фестиваль наш сразу и кончился. Но я это не особо люблю вспоминать. Ну, раз уж начал.…В общем, был у нас с ним серьезный разговор, но я ему все честняком объяснил, мол, не со зла я, а по незнанию. А хозяин мой, он же правильный пацан и меня уважает, все просек и лишь попросил помочь с заменой салона. Так и сказал: "Если окажется, что салон стоит дороже, чем ты, то я тебе обещаю, ты примешь непосредственное участие в замене чехлов".

Купер мотнул головой чтобы отогнать неприятные воспоминания и пошире расставил лапы, чтобы опять не влететь мордой в решетку на очередном светофоре. Тонированный джип подъезжал к группе высотных зданий на Краснопресненской набережной со статуей голого мужика, бегущего куда-то или от кого-то…

"Милочка, будь добра, кофе", - проворковал в спикерфон, глядя с четырнадцатого этажа на Москву-реку, лощеный мужчина лет сорока. "Ну, вот, опять с дивана сгонят" - подумал Морда и покрепче сожмурив глаза, чтобы хозяин думал, что он спит - позволил себе немного расслабиться. Мужчина привычно включил вентилятор и откинулся в кресле, закинув руки за голову. Кинув взгляд на Морду, он так же прикрыл глаза, думая о чем-то приятном. Дверь открылась, но вместо ожидаемого приятного девичьего голоска с порога раздалось громогласное: "Ну, шо ты лыбишься?!! Шо ты все тащишься как еж по стекловате?!! Я тебя, что, по всей Москве искать должен?!! Купер, ату!!!…".

КАК ЭТО БЫЛО

Вот повеселились, так повеселились - вспоминал Купер. - Я сразу смекнул, что будет интересно! Как только он меня из машины взял и сказал: "Пошли, перец!", так сразу и смекнул! Последний раз он меня так называл перед тем, как мы с ним в баню ходили. В парилке мне, правда, не очень понравилось, жарко, да я еще и в ошейнике был, а ошейник-то железный. Хозяин с загранки привез. Но пацаны, что в парилке были, правильные и меня уважают, они в знак солидарности свои ошейники тоже не снимали! Но мой ошейник все же посолидней будет. Но что мне запомнилось, это когда я в бассейн прыгал с вышки. Первый раз мне хозяин помог. Остальные десять, правда, тоже. Но прыгать в бассейн и смотреть, как оттуда все как угорелые выскакивают, скажу честно, мне понравилось.

Короче, заходим мы в кабинет, я весь такой серьезный, в новом ошейнике с шипами (один раз в нем за ухом хотел почесать, так лучше б я блох тогда половил!). А в кабинете, на диване, кобелина с костью в зубах: такой весь из себя упитанный. А у меня уже четвертый день пост, хозяин решил меня "подсушить", тоже, воблу нашел! Короче, жрать хочется, а этот лежит себе, в холке, как я, только как будто мне всю жизнь в харю били и кормили раз сто в день! Да и запах знакомый. От портфеля хозяина один раз так пахло. Теперь понятно, кто его пометил! Короче, когда хозяин сказал мне "ату", я не удивился и понял сразу, кого нужно окучивать! За портфель нужно ответить! Я это плюшку собаковидную уже давно заочно приговорил! Прыгнул я и его в лапу - хрясть! А ему загривок подставляю. Все грамотно. Это кто первый раз замужем в холку или в ухо идет! Бесполезняк! Ты возьми его за лапу и жуй потихонечку, а противник пусть выматывается, за холку тебя поласкает! В лапу - самая правильная хватка, тут меня лечить не надо! Ну, я-то все чин-чинарем сделал, а этот гусь жирный, вместо того, чтобы в меня вцепиться, как завизжит, и деру. Но я-то на лапе у него! Вишу, как клещ! Меня от него только краном отодрать можно! А хозяин мой тем временем мужика, который в кабинете сидел, за галстук схватил и через стол тащит. Наверное, чтобы новый портфель попросить, а наш тандем в аккурат мимо этажерки какой то проносился. И то ли жирдяй хотел угол срезать, то ли из-за меня его на повороте занесло, не помню. Короче, задели ее чутка. Ну, качнулась и качнулась - фиг бы с ней, вот только наверху статуэтка стояла, бронзовая. Как я потом разглядел, пока хозяина моего откачивали, очень похожая на этого, толстого кобеля, с расплющенной харей. Ну, а дальше народу набежало, все кричать начали. Я плюшку эту отпустил и к хозяину, мол, делать-то чего? А он мычит, толком ничего сказать не может, а тут то ли друзья его, не знаю, короче, обняли его с двух сторон и вниз повели, там их машина ждала, тоже джип, но почему-то без музыки…

ПОСЛЕ

Январский снег совсем не по-зимнему разбивался об оконные стекла и превращался в тонкие ручейки, которые, собираясь в капли, бесстрашно бросались вниз на голову и за шиворот зазевавшимся прохожим. Прохожие недовольно ежились и, бросая злобные взгляды наверх, продолжали прыгать между мутных луж. Короче говоря, погода откровенно хамила. Английский бульдог по кличке Морда с задумчивым видом наблюдал сквозь эту январскую оттепель за пестрым потоком машин, который, дергаясь, как гигантский червяк, полз по улице. Водители "газелей" при этом делали все возможное, чтобы пульс городских артерий стал совсем нитевидным, а водители в меховых шапках активно им в этом помогали. Женщины в иномарках не теряли времени и подкрашивали губы, эффектно болтая при этом по мобильнику.

У Морды ныла лапа, неприятно напоминая о недавней встрече с Купером. Подчеркнуто хромая, он подковылял к сидящему за столом хозяину в надежде на сострадание и кусок балыка, которым хозяин смачно закусывал коньяк, снимая стресс. Но ни моральной поддержки, а тем более деликатеса Морда не получил. Картофелев просто не обратил на него никакого внимания. Он был всецело поглощен развязыванием узла на галстуке, который затянул ему Бугристов в ходе предыдущих переговоров. Узел упорно не поддавался, видимо, Бугристов очень сильно хотел, чтобы этот галстук стал последним в жизни бизнесмена. "Триста долларов коту под хвост!" - сокрушался бизнесмен, продолжая ковырять галстук "паркером". При слове "кот" Морда оживился и даже изобразил что-то похожее на стойку охотничьей собаки. Но и это не произвело на хозяина какого–нибудь впечатления. Наконец, сдавшись и оставив попытки развязать каменный узел, бизнесмен надел галстук Морде. "Ну, хоть какое-то внимание" - подумал бульдог, обнюхивая подарок. В это время в офис зашла секретарша. Ее вид полностью соответствовал общему настроению и погоде за окном. Тушь на ресницах была размазана, и глаза напоминали следы выстрела в бочку с мазутом. Вздохнув и не по-детски высморкавшись в платок, она подошла и, присев рядом, начала гладить Морду. Бульдог, удивляясь себе, даже не попытался при этом ее тяпнуть. Ведь, как известно ничто так не объединяет, как общая беда. А к собакам это тоже относится. Через какое-то время секретарша переключилась на бизнесмена, и Морда, не переставая пускать слюни, полез под стол, чтобы там плюхнуться и забыться тревожным сном…

СОН МОРДЫ

Снилось Морде, что, пригнувшись к земле и жадно втягивая воздух ноздрями, шел он по следу. Можно сказать, не шел, а летел! И, что удивительно - никакой одышки! "Ну, я же чувствую тебя! Где ты, подлый трус?!!" - рычал Морда, еще раз обнюхивая место, где только что мелькнула ненавистная тень врага. Наконец он почувствовал знакомый запах. Запах, который навечно отпечатался у него в мозгах. Там, за грудой ящиков, скрывался мерзейший из мерзких. Два мощных прыжка, и Морда уже дышит ему в лицо, ему, этому с поджатым хвостом, скулящему от страха стаффорду Куперу! Он хватает его за шкирку и начинает рвать, рвать! "Ну, надо же, какая нежная кожа! Кто бы мог подумать! Зато как легко и приятно рвется!.." - радовался Морда. Но тут Купер начал вырываться и на Морду упал сначала один ящик, потом второй, третий! И все по голове!

"Морда! Фу! Ты что, совсем очумел!". Морда открыл глаза и увидел хозяина, пытающегося вырывать у него из пасти один ботинок и одновременно бьющего по голове другим. Эти манипуляции заставили его сбросить с себя последние остатки сна и вернуться в печальную действительность: часть мебели в офисе была перевернута, на шее болтался французский галстук с каменным узлом, а к мазутным разводам на лице секретарши прибавилось размазанная губная помада. А снег продолжал биться о стеклопакет, и машины на улице продолжали ползти медленно и печально, как будто это была очередь на стерилизацию. Казалось, что только водители "газелей" знали, что означает на деле это красивое слово и сдерживали несведущих как могли. Единственное, кто реально помогал им, так это водители в меховых шапках. Женщины в иномарках подкрашивали брови и украдкой бросали взгляды на владельцев соседних машин.

КУДА ПРИВОЗЯТ ДЖИПЫ БЕЗ МУЗЫКИ

Купер с интересом наблюдал за хозяином, в одухотворенной задумчивости шагающим из угла в угол обезьянника. "Довольно неплохая и просторная клетка, что ему не нравится?" - недоумевал он. "А, наверное, гулять хочет!" - догадался и сам себе ответил Купер, продолжая радоваться, что хозяин был рядом уже целых два часа, а такое выдавалось не часто. Купер преданно водил глазами за хозяином, наполняясь за него гордостью: "Вожак, настоящий вожак! И в холке вышел, и шерсть блестит. Шерсти маловато, правда, но это порода такая. А как территорию держит! Только метит мало, а это важный момент. Вот и сейчас в клетке – ни разу не пометил! Может с силами собирается? Зато когда мы в ресторане были, он не оплошал. Все сделал грамотно! Пришли, поели, попили, хозяин мой пару кругов по ресторану сделал ну, обошел территорию, мол, есть ли достойные суки? Присмотрел одну. Если б по мне, то я б с такой ни в жисть!

Куперу новая клетка понравилась, а вот хозяину почему-то нет.
Куперу новая клетка понравилась, а вот хозяину почему-то нет.

Прикинь сам. Во-первых, окрас. Окрасу никакого! Белая и бледная! А это признаки вырождения, это и ежу понятно! И худа, как смерть! Наверняка глисты! Но любовь зла, полюбишь и кота! Я один раз тоже на такую запал, у помойки познакомился. Беспородная, чахлая вся, а что-то такое было в ней, изюминка что ли. Все лето я, как была возможность, к ней сматывался, а потом по ушам получал от хозяина. Ну, это я отвлекся, извиняюсь. Да, а рядом с этой дамой (извините, но с таким экстерьером стоящей сукой у меня язык не поворачивается ее назвать), один кобел сидел. Так себе кобелишко. Помесь какая-то. Ну, типа бульдога, которого я намедни колбасил. Так тот что-то встрепенулся, гавкать начал на моего. Не знаю, зачем меня хозяин к ножке стола тогда привязал. Порвал бы я его за это! На требуху пустил бы! А мой-то хозяин не выдержал и лапой его по харе - "бац"! Тут все и началось! Визг, гам! Ножка у стола, к которому я был привязан хрустнула, и я пулей бросился на помощь хозяину! Первым делом я освежевал филейную часть мужику, который моего хозяина хватать начал, а на второе у меня был тот кобел, с которого все и началось. Через минуту часть публики была на столах, а другая часть в мыслях о докторе. В заключение мой хозяин пометил стол, за которым сидел тот наглый мужик, и пообещал сделать это и в следующий раз, но в более весомой форме. А потом мужики в сером прибежали, с железками, от которых порохом пахнет. Я толком не понял, вроде как знают они моего хозяина, а он их. В общем, все вместе и приехали сюда тогда в первый раз.

Чувства от воспоминаний переполняли Купера и, сладко потянувшись, он снова уставился на хозяина.

Идиллия продолжалось бы еще бог весть сколько, если бы в это время в помещение, где находился обезьянник, не вошел худощавый человек в пальто и в шляпе, смахивающей на ковбойскую. Человек бросил беглый взгляд на стаффорда и сел за стол читать какую-то бумагу. Следом за ним вошел матерый овчар, который первым делом, не обращая ни на кого внимания, отряхнулся, обдав при этом Купера смесью воды, грязи, соли и своего пота. Не стерпев такой наглости, Купер, вскочив и забыв о решетке, бросился на обидчика, но сквозь прутья не пролезла даже голова, и атака захлебнулась, толком не начавшись. Овчар лениво повернул голову в сторону раздавшегося звона о металл и растянулся у стола, положив голову на лапы. Купер какое-то время гипнотизировал овчара взглядом, пытаясь вызвать у него хоть какую-то реакцию, но овчар смотрел на него, как на диплом за победу на выставке. В это время его хозяин, встав на цыпочки, пытался разглядеть, что написано в бумаге у опера. Но, судя по недовольному шмыганию носом, Купер понял, что это у него не очень получалось. Выкурив сигарету, опер подошел к обезьяннику, о чем-то подумал, рассматривая его обитателей, и вышел из комнаты. Купер и его хозяин проводили его настороженным взглядом. Через пару минут он вернулся, неся в руках миску с водой. Приоткрыв дверь обезьянника, он молча протянул ее хозяину Купера и опять сел читать.

В течение получаса опер несколько раз перечитывал бумагу, исписанную мелким почерком, ежеминутно бросая взгляды то на Купера, то на Бугристова и периодически ухмылялся. Наконец, он подошел к клетке и, присев на корточки напротив Купера, спросил: "Сколько?". После небольшой паузы из-за решетки тихо откликнулось: "Ну, треху, у меня больше с собой нет!" Вздохнув, опер посмотрел в упор на Бугристова и спросил еще раз: "Собаке сколько лет?".

Овчар и Купер уже с полчаса наблюдали за разговором своих хозяев. Бугристов, оставив питомца в клетке, сидел за столом с человеком в шляпе и о чем-то оживленно рассказывал. Человек в шляпе внимательно его слушал, периодически что-то показывая ему карандашом в бумаге, лежащей на столе. Наконец, взглянув на часы, человек в шляпе что-то черканул на клочке бумаги и отдал собеседнику. Купер внимательно следил за хозяином, пристегивающим поводок и выводящим его из обезьянника. Он старался по его поведению понять, как он должен вести себя по отношению к этому овчару- переростку и мужику в шляпе. Порвать их или порвать в клочья? Но, к счастью, хозяин коротко сказал "Нельзя!", и Купер перестал насиловать свои мозги. Уже через минуту он с наслаждением замер у небольшого дерева, которое показалось ему самым лучшим на свете.

А по улице, радуя пешеходов, продолжал тащиться поток машин, напоминая, скорее, гигантскую автостоянку, чем автостраду. Кто-то, коротая время, бил морду водителю "газели". Кто–то присматривался к товарищам в меховых шапках. Женщины в иномарках, выбрав достойных, писали пальцем на запотевшем стекле номера своих мобильных.

Рисунок Вадима Иванюка.

ООО "Альфа-Медиатор"
Услуги профессиональных медиаторов
Альтернативная процедура урегулирования хозяйственных, семейных, трудовых и иных споров

Судебная медиация
Индивидуальный подход
Полная конфиденциальность
Бесплатные консультации


Телефон (495) 688-43-65, (903) 763-57-27, (985) 804-32-96
www.a-mediator.ru