Общество
23 ОКТ. 2020 | 01:05
Госпитализация и вакцинация. Право или обязанность?

В связи с распространением новой коронавирусной инфекции органами власти предпринимаются беспрецедентные меры, направленные на борьбу с Covid-19.

Вакцинируйся, тебе потом всё объяснят.

Характер таких мер по своей сути отличается от привычных мер (например, по поддержанию экономики, предупреждению преступности, борьбе с безработицей или охране окружающей среды) прежде всего степенью вмешательства и наложением ограничений на права граждан.

В период введения карантинных мер в апреле-мае 2020 года были ограничены, в том числе, следующие права:

- право на свободу передвижения, ведь передвигаться по Москве можно было только с наличием специального пропуска, а за выход на улицу на расстояние больше 100 метров от жилого помещения грозил штраф;

- избирательные права, так как во многих странах количество нарушений и фальсификаций во время избирательных компаний превышали средние показатели;

- право на открытые судебные заседания, так как в некоторых регионах нашей страны в залы судебных заседаний пускали исключительно участников процесса, а вход в них слушателей и представителей средств массовой информации был закрыт;

- право на судопроизводство в разумный срок, так как большинство судебных заседаний были перенесены на более поздний срок.

- право собираться и проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование, так как все массовые мероприятия в это время были запрещены, и даже одиночные пикетчики были подвержены административной ответственности за реализацию своего конституционного права;

- право на посещение СИЗО, исправительных колоний и других мест заключения осужденных;

- временный запрет на ведение отдельных видов предпринимательской деятельности.

Среди прочих нововведений и ограничений нельзя оставить без внимания такие меры как госпитализация и вакцинация.

О принудительной госпитализации

Согласно пункту 9 статьи 20 ФЗ от 21.11.2011 № 323 "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" медицинское вмешательство без согласия гражданина, одного из родителей или иного законного представителя допускается:

1) если медицинское вмешательство необходимо по экстренным показаниям для устранения угрозы жизни человека и если его состояние не позволяет выразить свою волю или отсутствуют законные представители;

2) в отношении лиц, страдающих заболеваниями, представляющими опасность для окружающих;

3) в отношении лиц, страдающих тяжелыми психическими расстройствами;

4) в отношении лиц, совершивших преступления;

5) при проведении судебно-медицинской экспертизы и (или) судебно-психиатрической экспертизы;

6) при оказании паллиативной медицинской помощи, если состояние гражданина не позволяет выразить ему свою волю и отсутствует законный представитель.

Пунктом 1 статьи 33 федерального закона от 30.03.1999 № 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" больные инфекционными заболеваниями, лица с подозрением на такие заболевания и контактировавшие с больными инфекционными заболеваниями лица, а также лица, являющиеся носителями возбудителей инфекционных болезней, подлежат лабораторному обследованию и медицинскому наблюдению или лечению и в случае, если они представляют опасность для окружающих, обязательной госпитализации или изоляции в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Согласно отдельным федеральным законам, постановлениям главного санитарного врача РФ и перечню заболеваний, представляющих опасность для окружающих (утвержден Постановлением Правительства РФ от 01.12.2004 № 715) обязательной госпитализации подлежат, граждане у которых был выявлен:

- туберкулез;

- ВИЧ;

- дифтерия;

- лепра;

- инфекции, передающиеся преимущественно половым путем

- брюшной тиф и паратиф;

- коклюш;

- дифтерия, малярия;

- сибирская язва;

- холера;

- чума;

- стрептококковая инфекции;

- полиомиелит;

- гепатит В и С;

- бешенство и т.д.

Порядок ведения государственного учета указанных случаев заболеваний (отравлений), а также порядок ведения отчетности по ним устанавливается федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор.

При угрозе возникновения и распространения инфекционных заболеваний, представляющих опасность для окружающих, главные государственные санитарные врачи и их заместители наделяются полномочиями выносить мотивированные постановления о госпитализации для обследования или об изоляции больных инфекционными заболеваниями, представляющими опасность для окружающих, и лиц с подозрением на такие заболевания, а также о проведении обязательного медицинского осмотра, госпитализации или об изоляции граждан, находившихся в контакте с больными инфекционными заболеваниями, представляющими опасность для окружающих (пункт 2 статьи 50, пункт 6 части 1 статьи 51 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения").

В 2020 году в соответствии с вышеуказанной статьей Главным государственным санитарным врачом РФ 18.03.2020 было принято Постановление № 7, солгано которому список болезней пополняется теперь и коронавирусной инфекцией (2019-nCoV).

В данном постановлении он поручил руководителям органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в сфере охраны здоровья обеспечить немедленную госпитализацию в медицинские организации, осуществляющие стационарную помощь инфекционным больным, и забор биологического материала для лабораторного обследования при появлении любых симптомов инфекционного заболевания у лиц, находящихся в условиях изоляции, и лабораторное обследование контактных с ними лиц.

Также он утвердил методические рекомендации 3.1.0170-20. от 30.03.2020, где установил обязательную изоляцию всех прибывших из неблагополучных по COVID-19 регионов лиц в домашних условиях (при наличии условий) в течение 14 дней со дня прибытия. Прибывшие лица могут быть изолированы на дому или помещены в изолятор (обсерватор) при особой ситуации (по эпидемическим показаниям, по решениям главных государственных санитарных врачей субъектов Российской Федерации).

За всеми прибывшими устанавливается динамическое медицинское наблюдение с ежедневным направлением сведений о состоянии здоровья наблюдаемых лиц в территориальные органы Роспотребнадзора.

При появлении любых симптомов инфекционного заболевания (респираторный, кишечный, подъем температуры и другое) у лиц, находящихся в изоляции, их госпитализируют в инфекционный стационар и осуществляют забор и исследование материала. При легких формах заболевания допускается нахождения в домашней изоляции при наличии условий (решение принимается эпидемиологом территориального органа Роспотребнадзора совместно с лечащим врачом).

Исходя из системного толкования законодательных норм, можно сделать вывод о том, что понятия "принудительной" и "обязательной" госпитализации существенно различаются.

"Обязательность" госпитализации имеет значение скорее для медицинских работников, так как они обязаны провести и настоять на ней даже в случае, если состояние пациента этого не требует, так как этой госпитализации требует тот факт, что пациент может быть опасен для окружающих. В том числе "обязательная" госпитализация распространяется на людей, заболевших коронавирусом.

"Принудительная" же госпитализация подразумевает собой госпитализацию, на которую пациент не дает добровольного согласия и даже уклоняется от нее. Законодательно закреплены только 2 варианта недобровольной госпитализации:

- посредством обращения в суд с административным заявлением о помещении гражданина в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях;

- посредством обращения в суд с административным заявлением о госпитализации гражданина в медицинскую противотуберкулезную организацию в недобровольном порядке.

При решении вопроса о принудительной госпитализации судья исследует историю болезни, заключение врачебной комиссии и другие доказательства, представленные сторонами. Такой основательный подход с исключительно судебным порядком решения вопроса о госпитализации является вполне обоснованным с учетом того, что конституционное право гражданина на свободу передвижения частично ограничивается.

Стоит обратить внимание, что согласно пункту 9 статьи 20 ФЗ от 21.11.2011 № 323 "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" без согласия гражданина может быть осуществлено только медицинское вмешательство. Целью этого вмешательства может являться медицинская помощь или диагностика на наличие какого-либо инфекционного заболевания, но никак не принудительная госпитализация.

Следовательно, можно сделать вывод о том, что принудительная госпитализация без согласия на то гражданина, болеющего коронавирусной инфекцией, не может быть осуществлена в виду отсутствия законодательно закрепленной процедуры ее реализации.

При исследовании данного вопроса стоит обратиться также к международному законодательству, в том числе к Европейской Конвенции по правам человека.

Подпункт "е" пункта 1 статьи 5 гласит, что одним из случаев законного ограничения свободы является заключение под стражу лиц с целью предотвращения распространения инфекционных заболеваний, а также законное заключение под стражу душевнобольных, алкоголиков, наркоманов или бродяг. Можно предположить, что содержание кого-либо под стражей с целью проверки, инфицирован ли он коронавирусом, может быть оправдано именно данной нормой.

В деле "Акаманне и другие против Бельгии" Европейский суд по правам человека пришел к выводу, что обязательный скрининг на туберкулез с помощью теста кожной реакции на туберкулин или с помощью рентгенографии грудной клетки для защиты здоровья населения и соответствующего лица не считается непропорциональным вмешательством в право на физическую неприкосновенность в соответствии со статьей 8 ЕКПЧ. Скорее всего, аналогичная позиция может быть применена к тестированию на наличие коронавирусной инфекции, но только в том случае, если способ тестирования не будет унижать человеческого достоинства.

По вопросу о принудительном лечении и госпитализации сложился следующий подход: принудительное лечение задержанного лица, которое является настоящей терапевтической необходимостью в соответствии с установленными принципами медицины, не будет нарушать права человека, только если медицинская необходимость была убедительно доказана и соблюдены процессуальные гарантии. От соблюдения законного порядка можно отойти только в том случае, если процедура является простой и надежно отработанной, как в деле "Богумил против Португалии" . В данном кейсе заявитель был задержан за перевозку наркотиков, а при досмотре проглотил 1 пакет с сильнодействующим веществом, после чего медицинские работники приняли решение о немедленной хирургической операции по извлечению этого пакетика из организма заявителя. Процедура по извлечению инородного тела из организма пациента является простой и отработанной для специалиста в области хирургии.

Вряд ли подобный подход будет применим в случае с коронавирусом: несмотря на постоянную работу над изучением этой болезни медицинским сообществом на данный момент невозможно утверждать, что любое из существующих лечений является надежно отработанным.

О вакцинации

Сразу стоит отметить, что ни одним нормативно-правовым актом не установлена обязательная вакцинация для граждан и на данный момент, как сообщают представители Министерства здравоохранения, нет ни одной предпосылки возникновения такой необходимости. Вопрос "привиться или не привиться" находится в исключительном ведении каждого гражданина и никакое вмешательство со стороны медицинских работников или представителей власти не допускается.

Во многих странах Европы (в том числе во Франции, Италии, Венгрии, Словении и так далее) на данный момент уже действуют законы об обязательной вакцинации лиц, контактирующих по долгу службы с большим количеством людей.

В мае был внесен проект поправок в КоАП РФ, предусматривающий введение штрафов за отказ от медицинских осмотров и вакцинации. Их механизм изначально был не совсем понятен ввиду отсутствия нормы, обязывающей совершать вакцинацию. Вполне закономерно уже в начале октября от такой законодательной инициативы отказались.

Тем не менее, работодатели в некоторых сферах могут не допускать работников к работе без сохранения заработной платы в случаях их отказа от прививки. Перечень работ, выполнение которых связано с высоким рисков заболевания инфекционными болезнями и требует обязательного проведения профилактических прививок, утвержден Постановлением Правительства от 15.07.1999 № 825. В него входит, в том числе образовательная и медицинская деятельность.

В средствах массовой информации можно встретить сообщения работников из сферы обслуживания и развлекательно-культурной сферы (музеи, кинотеатры, театры). Работники таких организаций не имеют отношения к постановлению правительства, следовательно, и не подлежат обязательной вакцинации.

В данном случае работодатель нарушает трудовые права, следовательно, при возникновении подобных ситуаций работников необходимо, согласно статье 352 ТК РФ защищать свои права как самостоятельно, так и через профсоюзные организации, а также путем обращения в государственные органы, уполномоченные следить за соблюдение законодательства в сфере труда либо путем обращения в суд.

Если обратиться к практике Европейского суда по правам человека, то можно обнаружить намного более мягкий подход к понятию принудительного медицинского вмешательства.

Например, судом признано, что судебное решение для "менее интрузивного медицинского вмешательства" (речь идет о принудительной вакцинации без применения силы или угрозы силой) не требуется, когда такая вакцинация имела место, чтобы остановить распространение инфекционных заболеваний, и медицинский персонал проверил пригодность человека для вакцинации до ее проведения, тем самым убедившись, что вакцинация не нанесет ущерб данному лицу в той мере, которая приведет к нарушению баланса интересов между личной неприкосновенностью и общественными интересами защиты здоровья населения.

Обязательная вакцинация во время эпидемии в целях защиты других лиц была признана Судом более важной, чем возражения, основанные на религиозных убеждениях (дело "Свидетели Иеговы против Российской Федерации") . Естественно, только при соблюдении условий доказанности и безопасности вакцины и высокой степени опасности инфекционного заболевания.

Вакцинация может быть признана нарушающей статью 8 ЕКПЧ (право на уважение к частной жизни) и статью 5 ЕКПЧ (право на личную и физическую неприкосновенность) в следующих случаях:

- если вакцинация нанесла вред здоровью человека;

- если использовалась просроченная вакцина низкого качества;

- если вводилась вакцина, которая все еще является экспериментальной.

Представляется, что в случае с коронавирусом вакцина будет признана именно экспериментальной и принудительный порядок ее введения будет признан нарушением Европейской конвенции, поэтому обязательный порядок вакцинации не может быть рассмотрен в качестве меры по борьбе с коронавирусной инфекцией.

_____________________________

[1] Solomakhin v. Ukraine. Application no. 24429/03. Judgment of 15 March 2012.

[1] Jehovah's Witnesses of Moscow and Others v. Russia. Application no. 302/02. Judgment of 10 June 2010.

[1] Acamanne and Others v. Belgium. Application no. 10435/83. Decision of 10 December 1984

[1] Bogumil v. Portugal. Application no. 35228/03. Judgment of 7 October 2008.

ООО "Альфа-Медиатор"
Услуги профессиональных медиаторов
Альтернативная процедура урегулирования хозяйственных, семейных, трудовых и иных споров

Судебная медиация
Индивидуальный подход
Полная конфиденциальность
Бесплатные консультации


Телефон (495) 688-43-65, (985) 804-32-96
www.a-mediator.ru