| регистрация
логин

пароль

войти через соцсеть
Родное и заграничное

Алексей Козлачков, русский писатель и журналист.

Родился в подмосковном Жуковском в 1960 году. Окончил военное училище, затем несколько лет служил в Воздушно-десантных войсках, из них два с половиной года — в Афганистане (орден «Красной Звезды»). После окончания Литературного института в Москве работал в центральной печати журналистом, издавал собственные газеты и журналы. Печатался с очерками и рассказами в различных литературных изданиях. Широкую известность писателю принесла повесть “Запах искусственной свежести” (“Знамя”, № 9, 2011) об Афганской войне, которая в следующем году была отмечена «Премией Белкина», как «лучшая русская повесть года». В 2014 году издательство ЭКСМО выпустило большой том прозы писателя

С 2005 года живет и работает в Кельне. Много лет Алексей Козлачков в качестве гида возил по Европе русских туристов и делал об этом остроумные записи в своем блоге. В переработанном виде многолетние записки составили основу новой книги "Туристы под присмотром", очерки и рассказы из которой мы публикуем на нашем сайте. Кроме того, мы регулярно публикуем здесь очерки и рассказы писателя на самые разные темы — о жизни, политике, людях.

Блог Алексей Козлачкова на ФБ: facebook.com/alex.kozl

22 АПРЕЛЯ 2014 | 15:49

Сало с горилкой на пути в Милан и турецкий парикмахер

Две истории нравов. Как доехать в вагоне первого класса в обществе пьяных и веселых украинцев и как постричься в Кёльне так, чтобы избежать упоминания о сексе с Наташей.

НУ, ШО, КИТАЁЗА?

Между экскурсиями мне иногда приходится переезжать из города в город, встречать группы. Итальянские поезда замечательные — удобные, ходят по расписанию, стоят почти в два раза дешевле немецких, пейзажи за окном один великолепнее другого, одно в них только несчастье — сами итальянцы: громко разговаривают по телефону, громко – между собой, орут, смеются. Если это семья, то говорят обязательно все разом и все громко.

Если в немецком транспорте орут только подростки, в русском только пьяные, то в итальянском вагоне орут все и всегда, это у них национальная особенность вместе с пиццей и Возрождением – орать. Особенно громко себя ведут итальянские женщины. А если уж в поезде попадется африканец (а он обязательно попадется), так он будет громко орать по телефону на весь вагон все полтора часа езды, а если надо, то и три, и четыре.... Бесплатные звонки придуманы для итальянских баб и беженцев из Африки, которых в Италии очень много. Если ехать долго — можно сойти с ума, не помогают никакие затычки в ушах, которые всегда со мной. И вообще — лучше всего ездить пьяным и с громкой музыкой в плеере, тогда этого орева почти не замечаешь.

Ехал как-то вечером после экскурсии из Венеции в Верону в первом классе, второго не оказалось в продаже...

"Ну-с, – обрадовался я, – хоть отдохну от обычного итальянского поездного гама, расслаблюсь, почитаю книжку, либо фильм посмотрю. В первом классе по телефону разговаривать нельзя, и негры там обычно не ездят... Эх, прокачусь, посмотрю на планшете простенький фильм про то, как героические советские воины храбро побеждают злых и очень опасных вражин во время Великой Отечественной войны. Это моя любимая категория фильмов в дороге, они всегда со мной и гарантированно поднимают мне настроение после выматывающего рабочего дня, когда, наконец, выползаешь, полумертв, из раскаленного итальянского города, особенно летом. Жаль, что их не так уж много хороших. Несовершенство военного фильма, впрочем, можно всегда компенсировать порцией коньяка, что я и сделал...

Фильм стал куда интересней, враги коварнее, герои героичнее, а итальянские полустанки за окном очаровательней, усталость отступала. Хорошо ехать по Италии и одним глазом смотреть высокопатриотический русский фильм, а другим за окно — там разлапистые пинии, шпили кипарисов и бесконечные парадные шеренги виноградников...".

Но не тут-то было... Как ожидалось — ни тебе орущих итальянских семейств, ни телефонизированных негров, и кондиционеры все работают (а не форточки), – теперь другая напасть — украинцы. Компания из 4-х человек, две девицы и два парня играли в карты, пили и орали на весь вагон по русско-хохлятски... То есть говорили не на чистом украинском, а по-русски, но с отдельными украинскими словами и с этим душераздирающим фрикативным "г". По мере продвижения поезда крик усиливался, карты шлепались об стол со всего размаху все громче, от шлепков звенело в ушах, девки почему-то визжали... (почему, кстати, русско-украинские девки все время визжат по всякому поводу?) Как их вообще-то занесло в первый класс?

Я помучился между желанием попросить не орать (а что бы это изменило? Скорее всего, стали бы орать еще громче — назло москалю!) и перейти в другой вагон и выбрал второе. Звук русского военного фильма в моих наушниках с постоянными взрывами и стрельбой не заглушал азартного картежного крика и девичьего визга путешественников с Украины. Индикатор звука был почти на максимуме. Пришлось вернуться во второй класс. В кои-то веки купил билет первого класса и вот на тебе — ушел с ним во второй...

Во втором оказалось, действительно – существенно тише... В Вероне я выходил и снова увидел украинскую компанию. Они ехали дальше на Милан и вышли покурить – все четверо. Девчонки были по-украински ярко раскрашены, юбки короткие, каблуки высокие, грудь наружу — нормальная такая униформа для путешествий по заграницам... На платформе говорили еще громче, судя по всему, карты сопровождались и пьянкой. И тут рядом оказался какой-то китаец из нашего поезда, он тоже вышел подышать и стоял, улыбался, смотрел по сторонам. Один из украинских путешественников привязался к китайцу; хлопает его по плечу и говорит еще громче, обращаясь больше к своим, чем к нему:

– Ну шо, китаёза, понравилася тибе Венеция, да? Понраавилася...(сам отвечает за китайца) Ты же ведь китаёза, да? Ну ты это, ты... (тычет его в грудь пальцем), ты ведь — чинезе, хинезе... тфу, блять!.... как там — ты Чина, да?

Китаец радостно кивает, а украинский полиглот переводит своим девкам: "Он китаец". Девки радостно взвизгивают – "Вау!". Я останавливаюсь досмотреть сцену, закуриваю.

– Ну ты еще-то поедешь в Венецию? – спрашивает тот же украинец.

Китаец опять радостно кивает, китайцы всегда почему-то кивают, а парень опять переводит соратникам: "Поедет, поедет... вишь, понравилась, значит, китаёзе Венеция... еще бы ни понравиться, знамо, лучше, чем ихний вонючий Китай... тем более их там как вшей на Бобике, китаёз этих"

– Где на Бобике? – вмешался другой украинец.

– Та гыде угодно, их везде много, особенно в Китае, им там жрать уже нечего, я по телеку бачив.

Мне надо было идти и последнее, что я слышал из разговора, было:

– Ну шо, китаёза, пошли шо ли бухнем з намы и в картишки перекинэмся? И закусь у нас тоже е: сало, горылка, усе как положено, хоть и местная...

Китаец все улыбался растерянной улыбкой Будды, а украинцы продолжали его уговаривать "бухнуть", включились и девицы... Когда я обернулся в последний раз, китайца уже тащили вручную все четверо, он вяло упирался, но сопротивление было сломлено, его ждало сало. Гостеприимный народ украинцы.

ДЕВАЧКА НАТАША

Если бы не публичная профессия, где на тебя ежедневно смотрит полусотня глаз, покупка одежды было бы делом и вовсе простым. Не помню когда мне хотелось купить "что-нибудь эдакого" из еды или одежды, за чем нужно было куда-то ехать, давиться, переплачивать... Так и со стрижкой: если бы не необходимость мельтешить перед людьми, ходил бы в парикмахерскую существенно реже.

Прежде на родине стригся всегда недалеко от дома, всегда попадая к случайному мастеру, запросы тоже были невеликие — что-то короткое, мужское, чуть больше волос или чуть меньше. Ну, и в принципе, в большинстве случаев был доволен. На древней, еще римской улице Кельна, где живу в промежутках между поездками, на протяжении 100 метров — 5 или 6 парикмахерских, дальше просто не хожу. Одни разоряются, другие тут же возникают. Видимо, парикмахерский бизнес не самый надежный... вечный, но не надежный. В том-то и проблема, в частой смене парикмахерских и мастеров. Я хожу во все эти 5 или 6 по очереди, и везде стригут одинаково плохо — что-то как раз такое как в армии — везде коротко, а спереди чубчик. Парикмахеры в основном турки, арабы, поляки и еще кто-то. Немцы вообще редко попадаются, ну или это другая ценовая категория должна быть, а это надо куда-то ехать — еще больше времени. Только одному, наконец, объяснишь как примерно надо, как парикмахерская, глядишь, и закрылась – начинай сначала.

Решил я усовершенствовать заказ: скачал из интернета то, что примерно хотелось, – вообще-то ничего изысканного, на мой взгляд, и сложного: не везде одинаково ровно – как обросший барабан и плюс чубчик (так почему-то стригут все турки), а количество волос должно понемногу увеличиваться от кромки к макушке, вот и все! Задача казалась мне простой. Я стал обходить с планшетом все эти близлежащие парикмахерские и в трех уже получил отказ, задача показалась им невыполнимой. По крайней мере – честно.

Захожу в четвертую, там пусто — ни одного клиента, только один молодой турок стоит, смотрит призывными глазами голодающего.... Ну, показываю фото, и спрашиваю – сможете? Он немного задумался, почесал за ухом и согласился попробовать. Но как-то неуверенно... Я переспросил — точно ли можете? Он попросил еще раз показать и сказал более уверенно: попробую. Эх, была - не была. Подумаешь, ну буду ходить с головой лысее, чем хотелось бы.

Я сел, а он расслышав акцент (сам говорил по-немецки еще хуже), спросил откуда я. Ну, я ответил – из России. Турок обрадовался, кажется, искренне, и дальше разговор пошел у нас исключительно по-русски... Он родом из Болгарии (турок, но из Болгарии), из какого-то курортного городка на море, вот там набрался правильных русских выражений.

Для затравки он сказал, нет спросил:

– О, рюский, Пушкин знаешь, да? Ленин знаешь? Спасиба, пажалуста, отчень харашо, пайдем погулять....

Все это одной фразой. Пришлось признаться, что Пушкина я знаю, ну и Ленина, в принципе, тоже... Зачем-то и я решил блеснуть умом и вспомнил пару болгарских писателей – Христо Ботев, Иван Вазов... Оказалось, что напрасно, парикмахер огорченно пожал плечами, и опять сказал: "Пушкин, знаешь, да, Ленин, да? Спасиба, пажалуста, харашо..."

Я же продолжил умничать и сказал, что знаю и турецких – назвал парочку и закончил нобелевским лауреатом — Орханом Памуком. Он довольно долго морщился после этого имени, вспоминая, сказал что, вроде, где-то слышал, но все же не припомнит. Словом, экскурс в турецкую литературу тоже не задался, больше я уж интеллект парикмахеру демонстрировать не стал (и чего вообще взялся-то?) Между тем, парикмахер еще раз гордо повторил: "Пушкин, Пушкин! Пушкин знаешь, да?" И поднял торжествующую руку вверх. Вполне возможно, это означало, что просто Пушкина он ценит существенно выше других писателей, даже болгаро-турецких. Как бы то ни было, это было приятно, чувствуешь себя родственником Пушкина. Неужели читал?

Парикмахер-лингвист за работой.
Парикмахер-лингвист за работой.

Ну, а дальше он принялся демонстрировать мне свои познания в русском языке, и я его старался не перебивать... Говорил он, видимо, наиболее употребительными в его болгаро-турецкой местности русскими оборотами. И тут мне во всей красоте и раскрылась замечательная картина русско-болгаро-турецких культурных связей и отношений:

– Какой карасивая девачка Наташа...

– Ты карасивая девачка, Наташа, пойдем пить пшеничная вотка.

– Карасивый девачка, хочешь пшеничная вотка?

– Девачка Наташа, у меня много пшеничная вотка.

– Какой карасивый у тебя груд и нага, девачка Наташа.

– Девачка Наташа, пойдем сделаем много любви.

– Давай будем поцеловаться.

– Девачка Наташа, я очень сильный палавой гигант.

Я смиренно внимал, очень хотелось законспектировать. Ну, и со стрижкой он, в принципе, справился очень неплохо. Назвался Хуссейном. Дал три рубля сверх цены.